bilzho (bilzho) wrote,
bilzho
bilzho

После того, как похоронили Дмитрия Александровича Пригова, я в интернете много раз натыкался на хронику похорон. Иногда это было написано блестяще, иногда – так себе. Мне вообще показалось странным, что такой жанр существует. Мне как-то не совсем понятно, как люди, находясь на поминках, записывают воспоминания друзей, а потом выставляют это на всеобщее обозрение. Мне всегда казалось, что похороны и поминки – это процессы довольно интимные. Впрочем, туда могут приходить и посторонние люди, и их по всем законам этики никто не может прогнать. Возможно, я во всех этих рассуждениях ошибаюсь. Но как-то меня это немного корбит, как и отчет о похоронах, как и видеозаписи.

Через час я еду уже на другие похороны. Умер Саша Татарский. Человек, которого я знал достаточно хорошо.

Совсем не буду говорить о том, какой он художник и аниматор – это, по-моему, понятно. Расскажу лишь одну историю, которую рассказал мне Саша. Это было относительно недавно – мы сидели за столом на даче у общих друзей, Малюковых. И Саша сказал, что он пишет книгу и рассказал кусочек из нее. Я надеюсь, что его замечательная жена Алина, когда пройдет время, может быть закончит и издаст ее, но на всякий случай расскажу этот кусочек, пока я его помню.
Сашу Татарского должны были забрать в армию, в которую он идти не очень хотел. Дело происходило в Киеве – он сидел в коридоре военкомата около кабинета врачебной комиссии – там не обнаружили его карту и врач поехала за ней в поликлинику. В это время папа Саши, выходя из дома, залез в почтовый ящик и достал оттуда письмо от Юрия Никулина. Дело все в том, что папа Татарского писал репризы для клоунов нашей страны. Поэтому, все клоуны нашей страны приезжали к нему в Киев и часто останавливались дома у Татарских. Юрий Владимирович Никулин, как сказал Саша, для него был не просто другом, но почти близким родственником.
Папа Саши стал читать это письмо, когда сел в трамвай. У него было плохое зрение и он положил конверт рядом, а письмо читал на небольшом расстоянии от глаз.
В этом же трамвае сзади папы Саши ехала в военкомат врач той самой комиссии и везла ту самую карту призывника. Она заглянула через плечо Татарского-старшего, увидела конверт, где было написано «Татарскому от Никулина». Увидела рисунки Никулина и обратилась к папе Саши:
«Простите, пожалуйста, а это письмо от того самого Никулина?».
«Да», - ответил Татарский-старший.
«А у вас есть сын?».
«Да, - ответил Татарский-старший. - Он сейчас как раз сидит в военкомате и думает, что его заберут в армию, куда он не хочет идти».
«А я врач комиссии и везу туда его карту», - сказала доктор и вышла на следующей остановке.
Так Татарскому помог не попасть в армию Юрий Владимирович Никулин.
Я постарался рассказать эту историю так, как рассказывал ее Саша Татарский. Эта история показалась мне замечательной. И очень жаль, что ее будет знать немного людей. Я думаю, Саша меня бы не осудил, узнав о том, что я рассказал ее большему кругу.
Это был замечательный и удивительный человек, который говорил, что хочет быть клоуном. И, видимо, реализовался как клоун в том, что он делал. Все слова, которые говорятся в этих случаях, на мой взгляд, довольно фальшивы и бессмысленны.

А про Дивногорье расскажу потом.

Всем привет и будьте здоровы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments