bilzho (bilzho) wrote,
bilzho
bilzho

Извините, дорогие жжисты, что не смог сразу по горячим следам рассказать и прокомментировать известную программу, в которой я был скромным участником. Был занят, да и отходил от происшедшего. Немножко могу добавить "желтизны", но совсем чуть-чуть.

Приехали. Мы со Свинаренко налили себе немного коньяку, грамм по 50. Подошел Миша Леонтьев: "А чего это вы выпиваете, а я нет?" Я ему сказал: "Миша, ты сегодня против нас, как и обычно в последнее время, поэтому я с удовольствием налью тебе побольше. Налили Мише грамм 100, в надежде, что, может быть, он заснет во время передачи. Тем более, эти 100 ложились уже приблизительно на 100, а может быть и на 200.

Но надежды не оправдались, Миша не заснул. А зря - заснул бы, и ему было бы тоже лучше.

Ну, и дальше пошли на передачу.

Именно тот тон, который выбрал Витя Ерофеев, был, на мой взгляд, абсолютно правильный. Нельзя было бы быть артистом против артиста и, на мой взгляд, артиста безукоризненного. Нельзя было повышать тон, переходить некую грань. Нужно было быть подчеркнуто вежливым, подчеркнуто спокойным и ироничным. А также, каждый довод должен был быть очень аргументированным. Что и продемонстрировал нам Витя. Я как психиатр поражался его выдержке: он был очень психотерапевтичен.

Что касается наших выступлений, то в этой передаче строгие правила: секунданту дается 4 минуты. Причем, за эти 4 минуты нужно высказать свою позицию, задать вопрос, услышать ответ, потом задать еще вопрос и так далее. Практически, это нереально. Поэтому изначально быть секундантом – это значит подставиться.

Я хотел именно от Михалкова услышать то, что он искренен в своих последних выступлениях, высказываниях и действиях. Он об этом сказал и дальше пустился в рассуждения и стал доказывать, что он любит президента. Хорошо, что он открылся и довел свою любовь до абсурда, и я понял, что он на эту тему может говорить долго, а я уже ничего не скажу. Поэтому, попытался – и успешно – его перебить.

Успел даже сказать, что это письмо не так безобидно, а он ведь, если вы помните, сразу сказал, что это полная ерунда и не стоит выеденного яйца, и письмо это он подписал аж три месяца назад и не знал якобы, что оно может быть вообще опубликовано. Я сказал ему, что именно после публикации этого письма пошли разнарядки на всякие митинги с просьбой ВВП остаться. Я успел даже спросить его, к кому он относится – к интеллектуалам, которые обслуживают власть, или к интеллигентам, которые должны быть к власти в оппозиции (слова его брата Михалкова-Кончаловского), на что герой сказал, что он "одевается в другом магазине".

Здесь Володя Соловьев меня заткнул, упрекнув в том, что я устроил партсобрание по разбору персонального дела Михалкова. Я, конечно, хотел ответить, что это жанр именно этой передачи, что это дуэль, а не программа, посвященная его творчеству, но ответить мог уже только бровями и выражением лица.

В защиту моего друга Игоря Свинаренко могу сказать лишь, что он просто не вписался в эти 4 минуты. Он хотел много сказать, но не успел. Просто у меня больше ТВ-опыта. Дальше он пытался написать что-то в записке, передать Соловьеву, но жанр передачи...

Смешны, конечно, были судьи, которые говорили всякие глупости в отношении того, что якобы у Михалкова были аргументы, а у Ерофеева нет. Хотя очевидно было, что все наоборот.

Между прочим, передача шла в прямом эфире на Сибирь и Дальний Восток. Там мы проиграли с перевесом в 80 голосов. А передачу, которая шла в записи, я смотрел уже дома. Кстати говоря, ничего из передачи не было вырезано. Я боялся, что во время рекламной паузы подкрутят голоса, и все время выбегал на кухню выпивать, но голоса не подкрутили.

Спасибо всем, кто голосовал. Между прочим, в своем объявлении я корректно никого не агитировал. Обратите внимание, там написано, что по законам программы нужно голосовать. Я никого не просил голосовать за нас, поэтому все упреки в этом смысле я снимаю. Также снимаю всякие упреки по поводу того, что в начале своего выступления я сказал, что робею, задавая вопрос Михалкову. Это действительно так, потому что я считаю, что со временем все его высказывания забудутся, а фильмы останутся. И роли тоже. Для меня первые его фильмы очень важны, заканчивая "Механическим пианино" и "Обломовым". Поэтому, наезжать на него, конечно, было непросто. Поясню, что сегодня мало кого интересует, каким человеком был, ну, например, Толстой. Ну, например, Достоевский. Ну, например, Жан-Люк Годар. Или Хичкок. Или Дисней. Только немногие знают, что это были люди непростые, а Дисней, например, был полный ублюдок и психопат. Ну, и так далее.

А после программы Никита Сергеевич доказывал уже просто в разговоре полную чушь, что письма якобы действительно не читал, и подписал не глядя. Якобы Зураб к нему подошел и подсунул с просьбой подписать. Тогда я попросил его ознакомиться, наконец, с текстом сегодня вечером. И он пообещал это сделать.

Ушел из студии он победителем. А вечерний эфир был впереди.

Скажу еще, что выяснилось, что Салахов это письмо не подписывал и, по моим сведениям, он очень переживает, но гордость ему не позволяет об этом говорить и доказывать обратное.

На мой взгляд, Соловьев был достаточно корректен и абсолютно неявно симпатизировал Михалкову. Так что наезды на него, во всяком случае, относительно этой передачи, мне кажутся несправедливыми.

Ну, вот, собственно и все.
Не ругайте меня и не ругайтесь между собой.
Будьте здоровы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →